Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

СПЧ обратился в прокуратуру с поддержкой Елены Масюк, которую предложили исключить из общественной наблюдательной комиссии

26 Марта 2015

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека обратился к прокурору города Москвы с поддержкой Елены Масюк, которую предложили исключить из столичной общественной наблюдательной комиссии.

В Совете изучили доводы ходатайствующего об этом заместителя председателя комисии Павла Пятницкого и пришли к выводу, что Масюк при проверке условий содержания в следственном изоляторе задержанных по делу об убийстве Бориса Немцова действовала в рамках российского законодательства.

Претензии Пятницкого сводились к тому, что журналистка, член СПЧ и ОНК Москвы Елена Масюк, придя к арестованным в 6 утра, нарушила правила внутреннего распорядка ИВС-1 (Петровка, 38), а отказавшись дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования перед беседой с Хамзатом Бахаевым и Тамерланом Эскерхановым, нарушила пункт 2 статьи 20 ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания".

Однако руководитель постоянной комиссии по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы Андрей Бабушкин категорически с этим не согласен.

"Считаю,  что опубликовав статью "Конвоир затянул наручники еще сильнее и спросил: жмут?"   Е.В.Масюк  выполнила свой журналистский, общественный  и гражданский долг.  Какого-либо искажения  полученной информации, ее использования в интересах, несовместных с интересами следствия, Масюк не допустила. Не нарушила она и требования  76-ФЗ "Об общественном контроле…", - написал Бабушкин в своем блоге.

Член Совета, председатель "Комитета против пыток" Игорь Каляпин, активно работающий в составе нижегородской ОНК, очень подробно выразил свое мнение о ситуации по пяти позициям:

1. Явившись в изолятор в 6 утра Е. Масюк не могла нарушить никаких правил внутреннего распорядка, так как эти правила не регламентируют время прихода членов ОНК в места принудительного содержания. Что же касается времени встречи с обвиняемым, нет никаких сомнений в том, что эта встреча происходила в установленное ПВР время, так как вывод обвиняемого из камеры и препровождение его в комнату для беседы с членом ОНК производится сотрудниками изолятора, который действует строго в рамках ПВР и приказов, регламентирующих работу изолятора.

2. Отказавшись давать подписку Е. Масюк не нарушала нормы содержащейся в п.2 ст.20 76-ФЗ, так как эта норма определяет полномочия следователя в отношении члена ОНК, а не обязанность члена ОНК. Елена Масюк, не имея намерения получать от обвиняемых информацию, касающуюся расследуемого уголовного дела, полагала, что подписка о неразглашении данных предварительного расследования, является мерой избыточной и преждевременной. Вместе с тем, Е. Масюк ошибочно исходила из того, что дав подписку о неразглашении данных предварительного расследования, она признает факт того, что ей такие данные известны. Причиной этого заблуждения, на мой взгляд, стали неправомерные действия следователя, который накануне, получив подписку о неразглашении от членов ОНК А.В. Бабушкина и Е.М. Меркачевой, допросил их в качестве свидетелей, зная, что никакой информацией, имеющей значение для следствия эти члены ОНК не располагают. Допрос был проведен исключительно для того, чтобы лишить Бабушкина и Меркачеву возможности выполнять свои функции членов ОНК в местах принудительного содержания где находится обвиняемый Дадаев.

3. Претензия, высказанная П.И. Пятницким в адрес Е.В. Масюк, в связи с тем, что отказавшись «давать подписку», она поставила себя в неравное положение с другими членами ОНК, так как ее невозможно привлечь по ст. 310 УК РФ в случае разглашения ею данных предварительного расследования, не основано на Законе. Статья 310 УК РФ предусматривает ответственность за «разглашение данных предварительного расследования, лицом предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения…» Таким образом, условием наступления ответственности является факт предупреждения в установленном законом порядке, а вовсе не факт наличия «подписки». При отказе лица, предупрежденного о недопустимости разглашения данных предварительного расследования, от соответствующей подписи под текстом предупреждения, предусмотрено приглашение понятых, которые удостоверяют факт предупреждения своими подписями. Таким образом, отказавшись «давать подписку», Е.В. Масюк ни коем образом не освободила себя от обязанности не разглашать данные предварительного расследования и, соответственно не освободила себя от возможной ответственности за такое разглашение.

4. Обращение П.И. Пятницкого к Прокурору г. Москвы с просьбой провести проверку законности действий Е.В. Масюк и, в случае обнаружения признаков правонарушения, обратиться в Общественную Палату РФ с представлением о лишении Е.В. Масюк полномочий, является, на мой взгляд, бессмысленной, так как аналогичное обращение к ОП РФ может направить и ОНК г.Москвы, членом которой является П.И. Пятницкий.

5. Обращает на себя внимание ярко выраженное стремление члена ОНК Пятницкого П.И. найти в действиях Е.В. Масюк хоть какие то нарушения законодательства при том, что ни одно из приведенных в обращении Пятницкого действий Масюк не создавали угрозы нарушения прав лиц, содержащихся в местах принудительного содержания. Защита прав и законных интересов сотрудников СК РФ и ФСИН, соблюдением которых так обеспокоен заявитель, безусловно, является необходимой, но не входит в компетенцию ОНК.

Совет попросил прокурора Москвы Сергея Куденеева держать поступившее обращение Павла Пятницкого под личным контролем, будет следить за развитием ситуации и информировать обо всех результатах.

 

 

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter