Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Президент России Владимир Путин признал необходимость изменения закона об "иностранных агентах"

23 Июня 2015 Проблемы НКО 

Президент России Владимир Путин сегодня на встрече с членами Общественной палаты Российской Федерации заявил о необходимости корректировать закон о некоммерческих организациях-"иностранных агентах".

"Много споров было вокруг так называемых иностранных агентов. Вроде бы не хотелось опять возвращаться к этому, но между тем я соглашаюсь с теми коллегами, которые говорят, что некоторые вещи требуют дополнительной корректировки. Это правда", - сказал Президент.

"Ясно, что эти формулировки, которые есть в законе, они не единообразно понимаются и иногда наносят ущерб даже деятельности абсолютно лояльных, пророссийских, рассчитанных на помощь людям организаций", -  добавил Владимир Путин.

Глава государства подчеркнул, что общественная деятельность — это добровольное и бескорыстное служение обществу и тем оно особенно ценно: "Общественная работа — дело сугубо добровольное. Она не сулит ни благ, ни льгот, но требует огромной ответственности. И берутся за нее по зову сердца и долга, как правило, совмещая с выполнением своих профессиональных обязанностей, отдавая общественной деятельности все свободное время".

 

Видеозапись вступительного слова Владимира Путина



Извлечение из стенограммы встречи

Е.Тополева-Солдунова: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, Общественная палата проделала очень большую работу для того, чтобы подготовить предложения по Вашим поручениям. Но я думаю, что мы можем гордиться тем документом, который у нас получился в итоге. Я могу даже, наверное, смело сказать, что в результате получилась целая дорожная карта государственной поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций. В том числе в ней содержится раздел о создании единого реестра НКО, о котором Вы говорили как раз.

По этому вопросу мы провели очень большое количество консультаций, как и по другим вопросам тоже, в том числе в данном случае мы согласовывали эту тему с Министерством юстиции Российской Федерации. Договорились, что Министерство юстиции могло бы сделать такой реестр под своей эгидой. Но надо сказать, прежде всего, мы видим его ни в коем случае как не какое‑то дополнительное обременение для некоммерческих организаций, а, наоборот, возможность представить какую‑то дополнительную информацию о себе. Мы видим его как некий агрегатор тех данных, которые уже сейчас содержатся в различных базах данных различных ведомств органов статистики, например. НКО предоставляют отчёты в разные органы, а соответственно никакого такого одного места сводного, где могли бы эти данные быть представлены в совокупности, до сих пор не было.

Мы видим этот реестр прежде всего таким образом. Он обязательно должен предоставлять возможность НКО дополнительную информацию о себе представить – например, ссылку на свой публичный отчёт, на выполненные проекты, на проведённые мероприятия, для того, чтобы каждый, начиная от гражданина и заканчивая представителем ведомства, мог бы туда зайти и получить полную информацию, понять, кто чем занимается, чтобы можно было, если он будет умно организован, этот реестр, то можно сразу, например, сделать выборку: какие у нас НКО занимаются, например, работой с пожилыми, кто с детьми, потому что сейчас пока невозможно это понять; какие, в конце концов, активно работают, а какие почему‑то не ведут никакой деятельности.

Кроме того, мы предполагаем, что в этом реестре можно будет выделять особые категории, отдельные категории НКО, как, например, социально ориентированные НКО могут особо как‑то выделяться. Мы, кроме того, предлагаем уже внутри социально ориентированных некоммерческих организаций, мы знаем, что эта категория у нас достаточно широкая, выделить ещё отдельную категорию некоммерческих организаций повышенной социальной пользы (мы придумали пока такое название, можно ещё подумать о том, как правильно их назвать). Для чего? Вообще аналоги существуют во многих странах мира, и в основном такое разделение делается для того, чтобы каким‑то категориям наиболее привилегированные какие‑то условия, прежде всего особый налоговый статус, предоставлять.

Но эта тема, мы знаем, больная, и в прошлый раз, в январе, когда мы это обсуждали, то Вы нас предостерегли от каких‑то неосторожных шагов, потому что действительно налоговые льготы всегда чреваты соответственно злоупотреблениями. Но мы очень хорошо продумали этот механизм, на наш взгляд, и нам кажется, что, во‑первых, так как этот статус, в отличие от социально ориентированных, может быть разрешительным, то есть не заявительным, а именно нужно будет некую работу проделать, чтобы получить этот статус, то соответственно можно всё‑таки поговорить о каких‑то налоговых преференциях.

Для начала хотя бы то, что мы проработали уже с Федеральной налоговой службой, – это могут быть, например, льготы по оплате налогов на имущество, землю и транспорт для этой категории НКО. Это, по прикидкам ФНС, не такая большая сумма, она не приведёт к каким‑то очень большим потерям бюджета. Например, по 2014 году в общей сложности сумма всех этих налогов, уплаченных НКО, составила около 43 миллионов рублей по Российской Федерации. Поэтому, может быть, можно было бы на это пойти для начала.

Кроме того, например, очень актуальная такая экономическая проблема для НКО – это арендная плата и плата за коммунальные платежи. Коллеги не дадут соврать, что это реально то, что очень многие маленькие НКО особенно волнует. Тоже можно было бы подумать, хотя в некоторых регионах уже это делают, но не очень это распространено, чтобы организациям с этим статусом, например, в регионах в первую очередь предоставляли бы арендную плату и оплату коммунальных платежей по каким‑то льготным расценкам или бесплатно там, где это возможно.

А для того чтобы этот статус получить, мы предполагаем, что, во‑первых, должны быть очень, конечно, чёткие критерии присуждения этого статуса. Мы их тоже предложили, я сейчас не буду вдаваться в детали, чтобы не отнимать время, но должна быть создана специальная комиссия, на наш взгляд, например, при Министерстве юстиции, в которую должны входить и представители соответствующих ведомств, Минэкономразвития, например. Там может быть прокуратура и представители общественных структур, таких как Общественная палата Российской Федерации, общественные палаты субъектов Российской Федерации, представители, например, Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека. Соответственно НКО собирает документы, подаёт в эту комиссию, комиссия рассматривает, насколько действительно она этим критериям соответствует, и принимает решение о присвоении либо неприсвоении этого статуса.

Поэтому предложения у нас такие. Конечно, хотелось бы, чтобы и все другие наши предложения – мне кажется, там много полезных есть идей – тоже были взяты в разработку. В частности, продолжилась бы, например, государственная поддержка НКО, та, которая уже сейчас идёт по линии президентских грантов. Конечно, очень отрадно, что она не сократилась, несмотря на какие‑то сложности, может быть. Мы отстояли все вместе программу поддержки социально ориентированных НКО, которую Минэкономразвития осуществляет. Но тут хотели бы Вашей поддержки тоже, чтобы эта программа сохранилась, потому что на неё периодически в Минфине покушаются.

Спасибо.

В.Путин: Во‑первых, я в целом хотел бы два слова сказать об этом вашем направлении деятельности. Общественная палата, Общероссийский народный фронт – это такие широкие, большие инструменты, скажем, общественные палаты в регионах, о которых мы только что говорили, – это всё инструменты балансировки интересов в обществе, очень важный инструмент, чтобы не было какой‑то монополии кого бы то ни было либо административных органов, муниципальных на жизнь в районе, в городе, в государстве в целом. Этот инструмент балансировки чрезвычайно важный. В этом смысле нам обязательно нужны некоммерческие организации, которые являются ещё более тонким инструментом достижения этого баланса интересов. Поэтому мы, безусловно, поддерживали и будем поддерживать это направление деятельности.

Нужны ли какие‑то льготы дополнительно? Какая‑то поддержка точно нужна, я в этом даже не сомневаюсь, потому что есть некоторые вещи, которые совершенно (сейчас не буду их воспроизводить) смотрятся несправедливо, потому что некоммерческие организации сталкиваются с определённой нагрузкой со стороны фискальных органов, а в общем и целом их деятельность не направлена на извлечение прибыли. Вот это чрезвычайно важная вещь.

Но здесь подстерегают нас и опасности, о которых Вы сейчас сказали: это льготирование по налогам, потому что как только льготы появляются, так под видом общественной деятельности и НКО появляются производства, которые делают всё: от гвоздей до бриллиантов – и всё вроде как под видом НКО. Отследить это, отадминистрировать очень сложно, иногда практически невозможно. Поэтому давайте будем вместе думать над этой системой поддержки и иметь в виду то обстоятельство, о котором я сейчас сказал.

Общественная палата, Общероссийский народный фронт – всё инструменты балансировки интересов в обществе, чтобы не было какой‑то монополии кого бы то ни было либо административных органов, муниципальных на жизнь в районе, в городе, в государстве в целом. Этот инструмент балансировки чрезвычайно важный.

43 миллиона, Вы сказали, будет выигрыш от каких‑то льгот по налогам. Но мы ведь для того, чтобы поддержать, и средства выделяем из бюджета на субсидирование этой деятельности. Там речь не о 43 миллионах, а о миллиардах шла. Поэтому можно добавить туда, может быть, я сейчас не утверждаю, это неокончательное решение, – может быть, добавить лучше 43 миллиона, чем создавать условия, когда у государства из‑под носа утащат миллиарды. Просто нужно на это внимательно посмотреть. Это первая часть.

Вторая – много споров было вокруг так называемых иностранных агентов. Вроде как бы и не хотелось опять возвращаться к этому, между тем я считаю и соглашаюсь с теми коллегами, которые говорят, что некоторые вещи требуют дополнительной корректировки. Это правда, я сам с этим сталкивался, и ясно, что те формулировки, которые есть в законе, они неединообразно понимаются и в целом иногда наносят ущерб даже деятельности абсолютно лояльным, пророссийским, рассчитанным на помощь людям организациям.

Но и всё‑таки последние свидетельства говорят о том, практика работы показывает и говорит о том, что не случайно и не напрасно мы ввели это понятие. Вот недавнее событие, уже не помню, как эта организация называется, которая якобы заботится о потребителях, начала давать рекомендации по поводу того, как вести себя нашим туристам в Крыму и как относиться к решению вопросов с собственностью в Крыму. Вот это как называется: это забота о гражданах России? Нет, это обслуживание интересов иностранных государств в отношении России.

Именно для этого и вводилось это понятие «иностранный агент», чтобы иностранные государства не использовали инструментов подобного рода для вмешательства в наши внутриполитические дела. Тем не менее и эта сфера деятельности нуждается в дополнительной регламентации и в дополнительном анализе и принятии соответствующих решений. Поэтому мы вместе с вами будем всё это дальше делать.

Спасибо большое.

Информация: KREMLIN.RU

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter