Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Предложенное Минюстом России определение "политической деятельности" для НКО обсудили на спецзаседании Совета


Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека сегодня провел специальное заседание, посвященное обсуждению законопроекта о внесении изменений в ФЗ "О некоммерческих организациях" в части уточнения понятия политической деятельности.

Прямая трансляция мероприятия была организована Комитетом гражданских инициатив, видеозапись доступна по адресу: https://www.periscope.tv/KomitetGI/1vAxRjaZQWrxl

Заседание открыл председатель Совета Михаил Федотов.

Основные выступления сделали директор Департамента по делам некоммерческих организаций Минюста России Владимир Титов, почти три часа отвечающий на острые вопросы членов СПЧ экспертов и руководителей некоммерческих организаций, депутаты Государственной Думы Владимир Плигин и Ярослав Нилов, заместитель начальника Управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности Генеральной прокуратуры Российской Федерации Алексей Жафяров и член Совета, председатель постоянной комиссии по развитию НКО Елена Тополева-Солдунова.

Также свою позицию в ходе заседания представили члены Совета Игорь Борисов, Наталия Евдокимова, Анита Соболева, Иосиф Дискин, Мара Полякова, ряд экспертов и руководителей некоммерческих организаций:
- заведующий отделом зарубежного конституционного, административного, уголовного законодательства и международного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Алексей Автономов,
- руководитель проектов Фонда Кудрина, эксперт Комитета гражданских инициатив Андрей Максимов,
- заведующая кафедрой коммерческого права и основ правоведения Елена Абросимова,
-  исполнительный директор Общероссийского общественного движения "За права человека" Лев Пономарев,
президент благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Елена Ольшанская,
- президент фонда помощи хосписам "Вера" Анна Федермессер,
- директор благотворительного фонда "Подари жизнь" Екатерина Чистякова,
- директор общественной  организации содействия защите прав детей "Право ребенка" Борис Альтшулер,
- директор Центра ГРАНИ Светлана Маковецкая,
и другие.

Итоговым документом мероприятия станут Рекомендации Совета, направленные в профильные ведомства и Президенту Российской Федерации.

Законопроект Минюста опубликован на федеральном портале проектов нормативных актов. Документ проходил стадию антикоррупционной экспертизы, которая завершилась 27 января.

"Предложенные в законопроекте уточнения законодательства Российской Федерации будут способствовать формированию четких и исчерпывающих критериев определения понятия политической деятельности, а также единообразию правоприменительной практики", – говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Согласно тексту законопроекта, к сферам, в которых осуществляется "политическая деятельность" относятся государственное строительство и федеральное устройство, обеспечение суверенитета и территориальной целостности страны, обеспечение законности, правопорядка, безопасности, оборона страны, внешняя политика, целостность и устойчивость политической системы, социально-экономическое и национальное развитие страны, функционирование органов государственной власти и местного самоуправления, а также регулирование прав и свобод человека.

В документе, в частности, указано, что "политической деятельностью" должно признаваться участие в организации и проведении публичных мероприятий, публичных дискуссий и выступлений и участие в наблюдении за выборами. Минюст предлагает считать «политической деятельностью" публичные обращения "к государственным органам, органам местного самоуправления, их должностным лицам, а также иные действия, оказывающие влияние на их деятельность, в том числе направленные на принятие, изменение, отмену законов или иных правовых актов".

Кроме того, "политической деятельностью" предлагается признать распространение оценок решений и политики властей, осуществление деятельности, направленной "на формирование общественно-политических взглядов и убеждений, в том числе путем проведения и обнародования опросов общественного мнения или иных социологических исследований", вовлечение граждан в указанную деятельность и ее финансирование.

В документе также перечислены виды деятельности, которые не являются "политической". Это "деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества".

Законопроект опубликован на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов для общественного обсуждения http://regulation.gov.ru/projects/List/AdvancedSearch#npa=45477

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека призывает экспертов принять активное участие в обсуждении законопроекта, отправив свою экспертизу или отзыв на электронный адрес СПЧ info@president-sovet.ru с пометкой "Общественное обсуждение" и на адрес электронной почты для получения заключений по результатам проведения антикоррупционной экспертизы  expert@minjust.ru.
 


ОТЗЫВЫ ЧЛЕНОВ СПЧ

 

Андрей Бабушкин

Руководителю Департамента Минюста А.В. Титову  пришлось выдержать, находясь на трибуне, шквал примерно из 30 вопросов, презентуя  проект поправок в Закон об НКО. В законопроекте (а точнее, как правильно сказал Я. Нилов в законопроекте к законопроекту)  содержится попытка дать определение о том, что такое политическая деятельность  для некоммерческих организаций.

В разработке Минюста такое определение дается через определения сфер, целей и форм деятельности.  Таких сфер деятельности выделено 16. Не  со всеми из них понятно, что имел в виду Минюст. Например, что такое «сфера государственного строительства»?  Или что это за сфера «национального развития»?

Целей, под которые должны попадать эти сферы, чтобы деятельность НК была признана политической, всего 6. Однако подпадает по эти цели практически любая деятельность НКО – от влияние на выработки государственной  политике до влияния на действия органов местного самоуправления.  М.А. Федотов  метко отметил, что при такой трактовке обращение  с целью вырыть колодец  тоже окажется видом политической деятельности.

Не все слава Богу оказалось и с формами деятельности НКО для того, чтобы  организацию признали иностранным агентом: сюда подпадают не только участие в выборах или участие в митингах, но и обнародование опросов общественного мнения, и даже распространение по Интернету или при помощи эсэмэсок оценок органов власти.

В ходе обсуждения выяснилось несколько важных вещей. Во 1-х, оказалось, что  цели , подпадающие под политическую деятельность, изложены так, что такая деятельность оказывается просто безбрежной. В 2-х, выяснилось, что  для  НКО и для других субъектов, например, ООО или судей, существуют различные определения  политической деятельности, и то, что является  политической деятельностью для общественников, не будет являться таковой для судей или армейских офицеров. В 3-х, если какой- то деятельностью, близкой к политике, занимается не рядовой член организации, а ее руководитель, то в каком бы качестве он не выступал – общественном или личном , - вся организация  может быть признана иностранным агентом.

Ярослав Нилов выдвинул предложение о том, что, может быть идти не по пути изменения закона, а в ручном режиме изучить работу тех 119 организаций, что уже признаны ин агентами, чтобы понять, насколько агентской была их работа на иностранные деньги.

Реагируя на острую и обоснованную критику, В.А. Титов правильно сказал, что мы как раз и собрались для того, чтобы обсудить, выслушать мнения, увидеть возможные риски, внести изменения.

Работа над поправками, направленными на формулировку понятия  «политическая деятельность», будет Советом продолжена.

 



Игорь Каляпин

«Вчерашнее выступление начальника департамента Минюста по работе с НКО Владимира Титова на спецзаседании СПЧ оставило тяжкое впечатление. Титов прямо сказал, что понятие «политическая деятельность» так, как она определена в законопроекте, будет применяться только для НКО. Для других субъектов, которым запрещена политическая деятельность, например, для судей, эти критерии применяться не будут.

А депутат Госдумы Ярослав Нилов объяснил, что такой закон является реакцией на геополитические вызовы и противостояние с Западом. Депутат пояснил, что НКО являются инструментом влияния Запада, направленного против России.

Из всего этого следует только один горький вывод – «Закон об иностранных агентах» создан совсем не как правовой механизм, а исключительно как дубина, как основание для применения санкций. А применять его будут к тому, к кому захотят, исходя из «классового чутья» и «политической целесообразности» как их понимают наши слетевшие с катушек охранители. В таком контексте становится понятно, что гипотеза и диспозиция нормы – попросту не нужны и чем более они расплывчаты и универсальны, тем лучше для правоприменителя. Дубина тем и хороша, что вдарить ей можно каждого, кого захочется. Важна только одна часть нормы – санкция. Смысл этого Закона предельно прост – любой получатель иностранного финансирования МОЖЕТ быть объявлен иностранным агентом. Вопрос, применять или не применять этот «закон» к конкретной организации, решают индивидуально в меру вкуса и испорченности конкретного чиновника».


 

Евгений Мысловский

Состоявшееся 10 февраля специальное заседание СПЧ оставило у меня чувство глубокого неудовлетворения подготовленным Минюстом проектом поправок в закон об НКО-иностранных агентах. Сложилось впечатление, что специалисты Минюста вообще не представляют себе реальности деятельности НКО. Собственно говоря, обсуждение касалось всего двух проблем – определения понятия "финансирования из иностранного источника" и понятия "политической деятельности НКО." И эти два вопроса обсуждались в течение 6 часов! Из этих шести часов более двух часов пытался (именно пытался!) отвечать на вопросы членов Совета директор Департамента по делам некоммерческих организаций Минюста России Владимир Александрович Титов.

Всю абсурдность самого закона и отстаивающего его положения Минюста выявил один мой маленький вопрос: что именно понимают в министерстве под понятием "финансирование"? Вот на этом вопросе, как говорят студенты, и "поплыл" уважаемый Владимир Александрович. Оказывается критериев размера финансирования у минюста нет, а отсюда и доходящие до полного абсурда действия местных чиновников – когда иностранным финансирование может быть признана сумма в один рубль (доллар или евро), поступившая на счёт НКО. "Иностранными источниками", по мнению тех же специалистов минюста на местах, являются переводы из Белоруссии, Украины, Узбекистана и других бывших республик СССР, в которых проживает огромное количество этнических русских. Формально может быть они и могут быть признаны иностранцами, но помимо формального подхода ещё должна быть голова на плечах у исполнителей. Кстати, это касается не только служащих министерства, но и судей. Чем иначе, как "безголовьем" можно объяснить решение управления юстиции о включение в список "иностранных агентов" НКО Фонда" Голос-Урал ", которому поступило 1300 рублей от украинской гражданки и за отказ от добровольного признания "иностранным агентом" НКО было оштрафовано на 160 000 руб. И это при том, что именно на счет Фонда поступило от российских граждан за 10 месяцев более чем полмиллиона пожертвований. Не менее удручающе выглядит и такой факт – член НКО из Санкт-Петербурга прочитал лекцию в

Тбилиси, за что получил гонорар в размере 300 долларов. И хотя эти деньги были истрачены им исключительно на личные нужды, но питерскими минюстовцами его организация была признана "иностранным агентом". Ещё один так же абсурдный пример – в одной из областей переводчица попросила причитающийся ей в Японии гонорар перечислить непосредственно на счёт НКО и организация в миг попала в "иностранные агенты".

Абсурдность этих фактов признал и В.А. Титов, но сделал вид, что мол минюст здесь не причём…

Следующий вопрос, на котором, опять же выражаясь студенческим слэнгом, "засыпался" директор Департамента оказался вопрос о том, что Минюст понимает под выполнением функций "иностранного агента". Он так и не смог объяснить в пользу какого конкретно иностранного государства действует НКО "Комитет против пыток", или "Голос", или ликвидированное, по стечению обстоятельств именно в день специального заседания СПЧ, Верховным Судом Татарстана по иску Минюста НКО "Агора", или ряд других женских организаций. Получается, что все эти организации, требующие от госчиновников только одного – соблюдения прав граждан, предусмотренных Конституцией России, отстаивают интересы непонятно какого именно иностранного государства. Но в этом случае и главный Гарант Конституции – Президент Российской Федерации В.В. Путин должен быть признан иностранным агентом (вот он намедни и дорогущую, просто бесценную саблю получил от чужестранного короля!).

Ясно, что Минюст в угоду депутатам Государственной Думы, принявшими этот совершенно безобразный закон, пытается поставить заграждение для проникновение в нашу жизнь "пятой колонны". Вот только с определением, кто именно входит в эту самую "пятую колонну" у них что-то не получается.

А может быть стоит остановиться, осмотреться вокруг. Может быть это немыслимое в советское время количество коррупционеров и воров, полицейских бездельников и пыточников, равнодушных и послушных судей, прокуроров, следователей может быть именно они составляют ту самую "пятую колонну", которая "раскачивает политическую лодку" государственности России?

О дальнейшей трёх часовой дискуссии о том, что понимает минюст под политической деятельностью говорить даже не хочется. В принципе, в ходе обсуждения проекта, было высказано предложение о бесполезности латания дыр столь не просто бесполезного, а вредного закона.


 

Елена Тополева-Солдунова

«Концепция до этого законопроекта обсуждалась на рабочей группе в Администрации Президента РФ. Сам подход, представленный в ходе заседания рабочей группы, был поддержан участниками. Суть его такова: новое определение политической деятельности должно включать в себя описание целей, сфер и форм. Предполагалось, что деятельность организации может считаться политической, если совпадут эти три положения. Когда законопроект был опубликован, из текста это не было очевидно, что вызвало беспокойство и озабоченность экспертного сообщества. Многие считают, что он еще более усложняет ситуацию для НКО в сравнении с действующим законом.

Например, формы деятельности – это, по сути, все виды деятельности НКО: организация мероприятий, обращения к органам власти, обсуждение законопроектов. Это все приравнивается к политике, то есть практически любая форма деятельности может признаваться политической. Получилась так из-за того, что идея совпадения целей, форм и сфер в законе не прописана.

Прозвучало огромное количество предложений, но пока трудно сказать, по какому пути пойдет законодатель.

На мой взгляд, есть очень простой тест: есть фонд «Подари жизнь», который говорит, что при всем желании нельзя гарантировать, что из всех собранных средств нет иностранных денег, поскольку система краудфандинга такова, что невозможно контролировать источник пожертвований. Они также не могут не участвовать в обсуждении законодательства по их тематике, не могут не оценивать государственную политику по их теме, потому что иначе их деятельность будет мало эффективной.

Согласна тексту закона в нынешней редакции, получается, что фонд «Подари жизнь» занимается политической деятельностью, что смешно даже предположить. Более того, органы власти, уже признавая компетентность этой организации, сами приглашают фонд «Подари жизнь» участвовать в обсуждении законопроектов.

В связи с этим, я предлагаю дальнейшие поправки в законопроект протестировать на фонде «Подари жизнь». Является ли он согласно тексту иностранным агентом (читаем: агентом иностранного государства или иностранной организации) или нет?

Положительным фактором нужно признать готовность всех заинтересованных сторон к диалогу: парламентарии и Минюст РФ готовы слушать представителей общественности и СПЧ, чтобы вместе прийти к оптимальному решению.

Несмотря на то, что действующий законопроект нуждается в доработке, тем не менее, хорошо, что есть некое движение в действующем законодательстве».

 


ОБЗОР ПУБЛИКАЦИЙ В СМИ

Плигин: До конца раскрыть понятие политической деятельности в законе об НКО невозможно Парламентская газета
«Иностранных агентов» станет в разы больше. Политическую деятельность НКО будут считать «борьбой за власть» URA.RU
 
 

ФОТОГРАФИИ

Члены Совета Игорь Каляпин и Николай Сванидзе

Члены Совета Мария Каннабих и Светлана Айвазова

Председатель Совета Михаил Федотов

Член Совета Мара Полякова

Член Совета Иосиф Дискин

Депутат Государственной Думы, председатель Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов

Член Совета Елена Тополева-Солдунова

Депутат Государственной Думы, председатель Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин

Директор департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции Российской Федерации Владимир Титов

 

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2016 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter

 

Предыдущая версия сайта