Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Позор, плевок, прямая угроза - реакция членов Совета на нападение на Игоря Каляпина возле гостиницы в Грозном


Вчера вечером на главу Комитета по предотвращению пыток, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Игоря Каляпина в Грозном было совершено нападение. "Некие молодые люди в гражданской одежде и черных масках, избили его и закидали яйцами", сообщил юрист организации Дмитрий Утукин.

Совет крайне возмущен произошедшим, считая инцидент продолжением "травли" правозащитников, работающих в Чечне. Глава СПЧ сообщил, что о преступлении сразу же было доложено Президенту, а члены Совета называют произошедшее позором, вызовом, плевком, прямой угрозой. 

Читайте подробности инцидента, представленные Игорем Каляпиным, и мнения Михаила Федотова, Александра Верховского, Ирины Киркоры, Аниты Соболевой и Максима Шевченко о новом преступлении в Чечне.


Игорь Каляпин

Коротко о самом происшествии.
Около 18 часов, я заселился в номер 2401 гостницы Грозный-Сити. Примерно через 40 минут ко мне пришли двое журналистов и оператор, которым я, находясь еще в Ингушетии пообщеал дать интервью как только приеду в Грозный. Когда мы начали записывать интервью, в дверь постучали. Зашел мужчина, примерно 60 лет, представившийся генеральным директором отеля, охранник в черной форме и еще какой то мужчина средних лет. Директор заявил мне, что так как я критикую Главу Чечни и чеченскую полицию, а он очень любит Рамзана Ахматовича, я должен покинуть гостиницу. Я заявил ему что его действия незаконны и попросил дать мне справку о том, что я выселен за то что не люблю Кадырова. Он сказал: "дураков ищите в зеркале". После этого я был отконвоирован вниз, где меня задержала толпа женщин, числом около 30 человек, явно спешно собранная из служащих отеля и работников бутиков, расположенных на первом этаже. Все они хором начали кричать - как ты смеешь говорить плохо о Рамзане. На мои попытки хоть что ответить, громко кричали - мы не хотим тебя слушать. Тем не менее, выйти из отеля мне не давали. Я понимал, что меня специально задерживают, ожидая приезда команды забойщиков. Но идти или бежать мне было все равно некуда. Своих сотрудников на машине я отпустил еще засветло и ехать за мной в такое время в Грозный им было не правильно. Было очевидно, что не в один отель в Грозном мне заселиться не дадут. Любой из моих друзей чеченцев, проживающих в Грозном, будет подвергаться смертельной опасности. В общем спешить было некуда. Помощи ждать тоже не откуда. Стал звонить председателю СПЧ Федотову, Не успел..... Остальное известно.


Михаил Федотов

"Игорь Каляпин сразу после того, как произошло это преступление, позвонил мне. Я связался с нашими коллегами в Грозном, там есть СПЧ при главе республики, и попросил их помочь Каляпину связаться с полицией и подать заявление о преступлении",— цитирует ТАСС главу СПЧ.

По его словам, о случившемся также было доложено руководству страны. "То, что это — преступление, как и то, что оно имеет экстремистскую направленность,— очевидно. К работе подключилось руководство МВД России, надеюсь преступники будут задержаны и предстанут перед судом. О случившемся доложено руководству страны",— рассказал газете "КоммерсантЪ" Михаил Федотов.


Александр Верховский

Здесь, кажется, тот случай, когда цепочка событий, бесспорно связанная с публичными действиями руководства Чечни, достаточно единодушно оценивается Советом.

Позволю себе заметить, что деятельность этого самого руководства Чечни как-то уж больно очевидно вредна не только правам человека и функционированию гражданского общества, но и федеральному руководству.

Эти два обстоятельства позволяют, наверное, Совету действовать более решительно.


Ирина Киркора

Страшно за жизнь Игоря. Преступники, которые инициировали данной действо, очевидно уверены в своей безнаказанности.


Анита Соболева

Нападение на члена СПЧ, руководителя "Комитета против пыток" Игоря Каляпина, причем в то время, когда СПЧ пристально следит за тем, как идет расследование нападений на офис "Комитета" в Грозном и на автобус с журналистами и свободной мобильной группой "Комитета" в Ингушетии - это не только плевок в адрес Совета и не только прямая угроза жизни и здоровью нашего коллеги, это совершенно прямая, отчетливая и убедительная метка всем тем, кто считает, что может требовать соблюдения в Чечне норм российского законодательства и международного права. Это еще один сигнал тем, кто еще не понял, - законы РФ не действуют там, где тебя записали в личные враги и "агенты". Я горжусь бесстрашием Игоря и его готовностью защищать единое правовое пространство на всей территории России, требовать соблюдения Конституции и выполнения норм УК и УПК РФ. Больше чем уверена, однако, что и в этот раз никто не станет искать виновных в нападении, а мишенью разбирательств в который раз станет сам же потерпевший Игорь Каляпин, Ждем очередных цинично-хамских публикаций в Инстаграмме с обвинениями Игоря в том, как он сам на себя напал, версиями о том, зачем это ему было нужно, догадками, кто ему за это заплатил, и предположениями, как якобы  "выиграет" "Комитет против пыток" от такого "пиара".     
 



Максим Шевченко

Чеченцы – благородный народ, не измывающийся над гостями, даже теми, с которыми враждуют.

Великий Важа Пшавела описал как ведут себя чеченцы в поэме «Гость» – они готовы отдать жизнь ради чести и достоинства, оказав приют врагу.

Позор этого нападения на Игоря Каляпина может быть исправлен только справедливой и жесткой оценкой случившегося со стороны чеченского руководства, извинениями перед Игорем Каляпиным со стороны нападавших и наказанием виновных.

Помимо всего прочего, это нападение – личный вызов Владимиру Путину, президенту РФ. Унизили приглашенного им в качестве своего общественного советника по правам человека и развитию гражданского общества правозащитника.

Я дозвонился до Игоря в Грозный. Он в полиции, дает показания, в грязной одежде, заляпанный краской и чем-то еще, без сменных вещей.

Ближайшая машина и его друзья – в Ингушетии.

Я попросил дать трубку следователю и предложить ему как мужчине, чеченцу и мусульманину помочь Игорю.

Игорь не стал этого делать, но попросил передать всем через СМИ, что он «не верит, что это сделали чеченцы и мусульмане, потому что ни чеченцы, ни мусульмане на такое не способны».

Я помню чеченский народ в страшном горе и унижении. Я помню, как чеченцев убивали, пытали, расстреливали, грабили, упихивали в фильтрационные лагеря, разрушали их города и села, оскверняли их воду и воздух.

Многие русские и нерусские были солидарны с чеченцами в их горе.

Что же случилось сегодня с молодыми жителями Грозного, что они позволяют себе такое?

Что должно войти в душу и сердце человека, чтобы он решился на такую подлость – нападение толпой на безоружного интеллигента?

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2016 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter

 

Предыдущая версия сайта