Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Редакция вестника СПЧ "Прецеденты и позиции" подвела итоги опроса о реформе института присяжных заседателей

12 Мая 2017

В рамках сотрудничества компании "ГАРАНТ" и редакции вестника "Прецеденты и позиции" Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека был проведен открытый опрос по наиболее важным и спорным моментам реформирования института присяжных.

Респондентам было предложено ответить на восемь вопросов, содержание которых охватывало как необходимость существования в России суда присяжных как такового, так и оценку нововведений реформы - сокращения количества присяжных заседателей до восьми человек, введения суда присяжных в районных и приравненных к ним судах, расширения компетенции суда присяжных по уголовным делам.

Анкеты заполнило 370 респондентов.

Изучение результатов позволяет прийти к следующим выводам:

- Абсолютное большинство респондентов (95%) считают необходимым существование в России суда присяжных.

- Значительное большинство опрошенных высказались не только за необходимость функционирования в России института, но и за расширение его компетенции. 90% респондентов отметили необходимость расширения компетенции суда присяжных по уголовным делам с отнесением к их ведению всех тяжких и особо тяжких преступлений, 6% ‒ за расширение компетенции в пределах двух новых составов (ч. 1 ст. 105 ч. 4 ст. 111 УК РФ).

- 2/3 опрошенных высказались также и за расширение компетенции суда присяжных по гражданским делам – 233 респондента (63%); "особенно жилищные дела", ‒ подчеркнул один из них. 27 респондентов (7%) ответили "нет", однако, 110 человек (30%) - оставили вопрос без ответа.

- 92% (339 респондентов) положительно оценили возвращение права на суд присяжных по делам об убийствах женщинам, подросткам и мужчинам старше 65 лет.

Как показали результаты, одним из наиболее спорных оказалось предложение относительно введения суда присяжных в районных и приравненных к ним судах. 228 респондентов (62%) находят в этом положительную тенденцию, 141 респондент (38%) расценивает это как нецелесообразное нововведение. По мнению 11 "противников" введения суда присяжных в районных судах - это способствует возникновению лишних трат бюджета. "Сторонники" же высказались за разумность поэтапного внедрения института в районных судах, лишь несколько человек посчитали возможным его одномоментное введение во всех районных судах.

Сокращение количества присяжных заседателей до 8 человек также было оценено неоднозначно. Многие опрошенные критически отнеслись к сокращению количества присяжных заседателей (135 опрошенных – 36%), однако, более половины респондентов воздержались от ответа.

Относительно необходимости квалифицированного большинства присяжных заседателей для вынесения вердикта голоса разделились в отношении два к одному: 227 (61%) респондентов считают, что необходимо квалифицированное большинство, 143 (39%) считают, что достаточно простого большинства.

В целом можно заключить, что большинство респондентов считают, что коллегии присяжных в России должны состоять из 12 человек, рассматривать все тяжкие и особо тяжкие дела, а также некоторые категории гражданских дел, должны функционировать как областных и приравненных к ним, так и в районных судах, и выносить вердикт квалифицированным большинством голосов.

Тем временем, законы уже приняты и в скором времени в полном объеме вступают в силу. Собранный по результатам опроса "портрет" сложился несколько иным образом, что говорит о том, что граждане ожидают от суда присяжных большей роли, чем та, которая ему отводится в современных условиях.

В то же время видно, что некоторые составляющие в ожиданиях и фактическом реформировании совпадают. Надеемся, что все заинтересованные лица будут следить за реализацией реформы и продолжать участвовать в ее обсуждении, поскольку для развития института присяжных важно каждое мнение.

Круглый стол, посвященный данной тематике, состоялся в конце апреля в Высшей школе экономики.

Среди выступающих были члены СПЧ Тамара Морщакова и Сергей Пашин, а также иные известные специалисты в области уголовно-процессуального права и судебной адвокатуры.

Доктор права, барристер провинции Онтарио (Канада) Николай Ковалев затронул тему мировых тенденций в области суда присяжных, рассказал об условиях успешного функционирования данного института. По его мнению, существуют некоторые позитивные тенденции развития института присяжных в некоторых странах, но об общемировом масштабе положительных тенденций говорить, к сожалению, не приходится. Так, в США пытаются стимулировать участие граждан в суде присяжных, вводя инновационные методы поощрения – juror appreciation (а также сокращение "судодней" до одного-двух). Можно говорить и о перспективах введения судов присяжных в странах, где их прежде не было. На Тайване предложения о введении суда присяжных рассматриваются в течение последних нескольких лет. Азиатские страны постепенно приходят к пониманию пользы функционирования таких судов.

Другой заметной противоречивой тенденцией выступает постепенная трансформация судов присяжных в смешанные суды. В Японии ввели смешанную коллегию, однако процент оправдательных приговоров не увеличился. Во Франции, когда суд присяжных был заменен смешанной коллегией, процент оправдательных приговоров даже уменьшился в два раза. Препятствием для развития судов присяжных отчасти является настороженное отношение к ним правительств, что наблюдается в том числе в Грузии.

На вопрос о возможностях и перспективах избрания на должность мировых судей Ковалев ответил, что лишь в случае свободных и альтернативных выборов данная система повысила бы роль суда. Если же выборы будут проходить как в советские времена, когда был один кандидат, которого выбирали все, такой путь не окажется эффективным. Также важно, чтобы избранный судья не поддавался мнению народа и выносил решения, в соответствии со "справедливостью по закону", а не под "народную справедливость".

Говоря о суде присяжных в гражданском процессе, спикер отметил, что присяжные к рассмотрению гражданских дел практически не привлекаются. Исключение составляют США и Канада, но процент таких дел там невелик. В США данная возможность закреплена в седьмой поправке к Конституции, согласно которой любой иск в размере 20 долларов и выше может быть рассмотрен судом присяжных (сейчас, с учетом уровня цен, 75000 долларов). Основная проблема, которую важно подчеркивать, по данным спорам — вопрос субъекта оплаты деятельности присяжных заседателей. Если этого захотят стороны, то почему бы и нет. Например, в Казахстане обсуждается вопрос о введении суда присяжных по гражданским делам, но Николай Павлович не предвидит здесь кардинальных позитивных сдвигов.

Во время круглого стола участники активно задавали вопросы докладчикам и вносили свои предложения. Одним из вопросов, поднятых на мероприятии, была проблема "мотивировки". "Мотивировка" представляется положительным явлением, и, можно сказать, что в российском праве она существует. Однако от присяжных такую работу требовать представляется невозможным, ведь мотивированное решение, например, канадского судьи излагается на 100 страницах, со ссылками на прецеденты и правовую доктрину, тогда как 12 присяжных, придя к выводу о виновности или невиновности подсудимого, вряд ли вынесут единую и согласованную "мотивировку".

Член СПЧ Сергей Пашин рассказал о возможностях распространения суда присяжных в России, затронув тему судебной реформы 1990-ых гг., целью которой являлось введение состязательного правосудия. Также докладчик отметил, что в рамках реформы были очень важны вопросы о необходимости необратимой отмены смертной казни, введении процедур признания доказательств недопустимыми. Многие эти вопросы были реализованы благодаря развитию суда присяжных. Однако сейчас перед российской судебной системой стоят другие вызовы. Во-первых, нужно уйти от конвейерного производства к развитию культуры рассмотрения дел. Во-вторых, важно повысить качество следствия. Пришло время вмешаться в дела государства гражданскому обществу, ведь России нужен не фиктивный, а реально действующий демократический институт. По мнению Пашина, появления суда присяжных в районных судах с 1 июня 2018 г. не ожидается: введение такого института будет отложено, или же его деятельность будет фиктивной. Вопрос о фиктивности/реальности суда присяжных во многом зависит, конечно, от политической воли первых лиц государства. Целесообразнее поэтапно вводить суды присяжных в некоторых регионах. Пашин высказался за идею создания окружных судов — органов не рутинной, а индивидуальной работы. Они пригодились бы при внедрении медиации, альтернативных способов разрешения конфликтов.

Особенно важным сегодня для формирования у общества понимания суда присяжных как элемента культуры представляется развитие юридической науки, распространение правовых взглядов в различных учебных заведениях. Каждая инновация должна быть встроена в рамки науки, поскольку та позволяет дать обратную связь тем, кто находится у власти. Площадками для популяризации темы суда присяжных стали НИУ ВШЭ, РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, Саратовская государственная юридическая академия. В последнем по счету вузе был проведён учебный постановочный процесс с участием суда присяжных. Однако, считает член СПЧ, площадкой для таких образовательных проектов могут стать любые учреждения. Нужно создавать курсы и обучающие программы для будущих присяжных, а также постепенно строить систему для их наиболее эффективной работы.

На вопрос "Как сегодня реагирует на введение института присяжных российская общественность: студенты и старшее поколение?" Пашин ответил, что роль в формировании отношения к институту играет не возраст, а осведомлённость и здравый подход к восприятию правосудия.

На круглом столе был также задан вопрос о судебных репортажах: насколько взаимосвязаны суд присяжных и такие формы письма? По словам правозащитника, судебная журналистика тесно не связана с судом присяжных, однако она развивается, когда судебный процесс зрелищен. В случае с участием в нем присяжных зрелищность процесса не вызывает сомнений. Судебная журналистика может способствовать гласности и благоприятному развитию правосудия, если это предусмотрено политикой издания. В некотором смысле институт суда присяжных и честной судебной журналистики направлен на достижение одних и тех же целей.

Участники также затронули проблемы инфраструктуры, необходимой для развития института присяжных заседателей, стимулирования людей к участию в этой деятельности, правовой культуры и компетентности присяжных. По мнению, Сергея Пашина, присяжный должен быть юридически грамотным человеком, сведущим в сфере права и знающим, что такое справедливость. На вопрос о том, что будет, если суд присяжных допустит ошибку, Пашин ответил: "Лучше ошибка, чем безошибочное творение зла".

По мнению члена СПЧ Тамары Морщаковой, механизм суда присяжных способен исправить несовершенства других механизмов системы правосудия. Однако его действие должно быть обеспечением вниманием и поддержкой. Нужно создать систему разного вида гарантий, чтобы суд присяжных работал без перебоев: обеспечить оплату труда присяжных, не затягивать чрезмерно судебные процессы, исключить возможности слежки за присяжными, обеспечить их реальную независимость.

Любая инновация должна сопровождаться научными исследованиями, поэтому докладчики надеются, что интерес к данной проблеме будет возрастать и вопрос об активном внедрении суда присяжных в России будет тщательно разработан на научно-теоретическом уровне.

 

 

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter