Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

"Она видела в каждом образ Божий". Супруг Елизаветы Глинки впервые показал журналистам кабинет Доктора Лизы


"Она видела в каждом образ Божий". С таким названием "Известия" опубликовали эксклюзивное интервью с Глебом Глинкой, супругом трагически погибшей правозащитницы и благотворительницы Доктора Лизы, который впервые показал рабочий кабинет Елизаветы Петровны и рассказал о том, какой она была дома - матерью и женой.


Настойчивые звонки на протяжении нескольких минут в массивную дверь квартиры в центре Москвы. Тишина. Спустя время в проеме, извинительно улыбаясь, показался адвокат Глеб Глинка.

— Извините, пожалуйста, работал пылесос, я не слышал звонка.

Приветливый хозяин прямо с порога начинает небольшую экскурсию по квартире.

— Она очень любила всё вот это советское, для нее был близок этот дух, дух детства, того времени, — Глеб Глебович показывает на стоящие прямо в прихожей атрибуты советского прошлого: статуэтки, сувениры, игрушки.

На овальном обеденном столе кухни две вазы с цветами — Глеб Глинка не так давно был именинником. Между ними — портрет Доктора Лизы и маленький фарфоровый ангелочек.

— Я всё время с ней разговариваю. Каждое воскресенье езжу на Новодевичье кладбище, и сейчас, когда вы уйдете, я спрошу у нее: «Тебе понравилось интервью?» — Глеб Глебович отвернулся от объектива и резко замолчал.

— Хотите честно? — голос его был низкий и предложения давались с трудом. — Даже сейчас, когда я с вами общаюсь, у меня есть ощущение, что я притворяюсь. Будто я с ней скончался и делаю это по памяти,  как если бы остался в живых.

После долгой паузы мужчина продолжил.

— Я смутно помню несколько месяцев после гибели Лизоньки. Помню, что в тот день я долго спал. Близкий друг нашей семьи позвонила и сказала, что в новостях рассказали про упавший самолет, где должна была быть Лиза. Дозвониться я не мог до нее, но увидел, что она забыла паспорт, и я даже немного успокоился — без паспорта ведь не пустят на рейс. Но оказалось, что ее пустили. Через несколько часов в дверь позвонили — на пороге стоял Федотов (глава СПЧ) в слезах. Потом была череда каких-то отрывков.  

Глеб Глебович приглашает пройти дальше.

— Это наша спальня.

Мы заходим в небольшую комнату с двуспальной кроватью, покрытую светлым покрывалом.

— Так странно выглядит, смотрите — получается, что  у меня в спальне стоит мое же фото, — он указывает на тумбочку у окна, где на фото в розовой рамочке можно узнать адвоката Глинку несколько лет назад.

— Она поставила мое фото на свою тумбочку, а я ее — на свою. У нас такая традиция была, — Глеб Глебович сначала улыбнулся, а потом опустил глаза и отвернул голову.

Помимо фото в спальне, как и везде в квартире, — портреты Доктора Лизы разного времени, иконы и ослики. Причем в каждой комнате есть красный уголок с иконами.

— Мы сошлись на теме православия. И я, и она — мы с детства воспитывались так. После свадьбы венчались. Это были 1980-е, я хотел венчаться с Москве, но в итоге мы обвенчались в православной церкви в Бостоне, — Глеб Глебович показывает два обручальных кольца на безымянном пальце — одно из загса, второе из церкви.

— Мы познакомились в Москве через мою сводную сестру, которая была дружна с Лизой, а я приехал ее навестить. Представляете, я холостяк, американец, весь в книгах и вообще не собираюсь жениться. И тут Лиза. Совсем девчонка — сестра попросила ее показать мне Москву. И, что удивительно, мы с ней сразу почувствовали, что на всю жизнь будем вместе. Это как Купидон выпустил свою стрелу.

Продолжение на сайте "Известия"

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter