Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

"Великая женщина своей страны и добрая бабушка" - члены СПЧ скорбят об уходе Людмилы Михайловны Алексеевой

08 Декабря 2018 Памяти наших коллег 

Сегодня в Москве на 92-м году жизни скончалась старейшая российская правозащитница Людмила Михайловна Алексеева, член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, глава Московской Хельсинкской группы.

"Сказать, что нам будет ее не хватать - это ничего не сказать. Это страшная потеря для всего правозащитного движения России", - заявил глава СПЧ Михаил Федотов.

Соболезнования выражают коллеги и близкие Людмилы Михайловны, члены Совета.
 

Михаил Федотов

В последнее время ей было уже трудно справляться с болезнью, но дух ее как всегда был гораздо крепче тела и гораздо сильнее любых болезней. Еще вчера и позавчера она давала поручения своей помощнице Лене Блиновой, и эти поручения касались помощи другим людям. Она оставалась правозащитником до последних мгновений, она действительно положила свою жизнь за други своя. Сказать, что нам будет ее не хватать - это ничего не сказать. Это страшная потеря для всего правозащитного движения России.

 

Николай Сванидзе

Ушла из жизни Людмила Михайловна Алексеева. Долгие годы она была символом и добрым гением российского правозащитного движения, его опрой и знаменем. И как все люди ее поколения много пережившая, она никогда не теряла чувства времени и в любом возрасте была остро современна. Маленькая и хрупкая, она сделала защиту людей смыслом своей жизни, и защищала их долго и страстно. Она умела разговаривать с сильными мира сего. Она безошибочно чувствовала людей хороших и плохих. По-настоящему великая женщина своей страны и добрая бабушка для всех тех, кто ее близко знал.

 

Александр Сокуров

Очередной раз пришла смерть и увела с собой именно ее...

А мы не смогли ее удержать, встать поперек дверей, перекрыть окна, включить разящий свет, зажечь все свечи...

Теперь только поклоны благодарности во след.

Слова - простите, что когда-то над ней измывались - никто из нас не защитил ее из лап преследователей, не вырвал.

Не забудем, что все это происходило с Алексеевой при ярком свете, прилюдно, при наблюдательном равнодушном участии "советского народа" и всесилии государства.

 

Евгений Бобров

Безумно жаль, что время не остановить и годы берут своё, приношу свои соболезнования...
Я не встречал человека, настолько долго искренне преданного служению людям, так отчаянно отстаивающего идеалы добра и милосердия своим авторитетным мнением, к которому прислушивались. Была близким человеком очень многим, кто цеплялся за последнюю соломинку, за быть может последний и совсем призрачный шанс призвать к помощи, когда помощь уже и некому, в ситуациях порой полной безысходности старалась заступиться за каждого обратившегося и это часто получалось. Умела прекрасно выстраивать диалог со всеми: власти её понимали, а люди надеялись.

Людмила Михайловна, нам будет очень не хватать Вас…
 

Леонид Никитинский

Царство Небесное. Собственно, я не сомневаюсь, что она уже там. Если похороны совпадут со встречей СПЧ с президентом, то я пойду на похороны.

 

Тамара Морщакова

Нельзя научиться той любви к людям, какую несла всем Людмила Михайловна! Нельзя   ни  утешиться, ни забыть, ни восполнить.

 

Светлана Айвазова

Светлая память.

 

Наталия Евдокимова

Боже мой, какой светлый и искренний человек ушёл из жизни. Она была образцом для всех нас и последней надеждой.

 

Евгений Мысловский

Скоблю вместе со всеми.

 

Александр Асмолов

Ушёл Человек Света и тихого гражданского подвига. Таких, как Она, нет и не будет. А у нас в сердцах останется ее одновременно и нежная, и мужественная улыбка.

 

Татьяна Андреева

Выражаю искренние соболезнования в связи с уходом из жизни Людмилы Михайловны Алексеевой... Невосполнимая потеря... Светлая ей память и низкий поклон...

 

Анита Соболева

Я познакомилась с Людмилой Михайловной намного позже, чем другие мои друзья и соратники по правозащитной работе - долгое время мне казалось, что время диссидентов и активистов прошло, а на смену пришло время юристов, которые могут лучше и, главное, более профессионально защищать права. С этим юридическим снобизмом я рассталась в самом начале двухтысячных, тогда же на правозащитных формах впервые увидела легендарную Алексееву. Возможность прямого общения возникла и того позже - когда мы с коллегой, бывшей сотрудницей МХГ, доцентом Н.В.Кравчук, решили пригласить ее выступить перед нашими студентами в Высшей школе экономики. Тогда в зале на Мясницкой не хватило мест для всех желающих. Историю своей правозащитной деятельности Людмила Михайловна рассказывала спокойно, немного иронично, доброжелательно и без малейшей тени героизма.Потом были и совместные официальные заседания, и неформальные посиделки в кругу соратников у нее дома на Арбате - и я уже привыкла к тому, что человек с историческим прошлым может вести себя так естественно, душевно и без малейшей тени зазнайства. У нее были очень ясный ум, энциклопедические знания, незаурядная энергия, стратегическое мышление и  умение беседовать на равных. И моему поколению,и более молодым ребятам, которым она передала эстафету, есть о чем задуматься и есть чему поучиться. Надо только время осмыслить. Вот переболеем и выкарабкаемся. Кто-то же должен?
 

 

Андрей Бабушкин

Еще совсем молодым человеком, слушая передачи «Голоса Америки», обидные, но правдивые, я услышал ее голос. Но Алексеева из непонятной мне, 20-летнему, МХГ, была какой- то загадочной, но притягательной абстракцией.

В 1990-е, когда я стал правозащитником, Алексеева стала для меня реальным живым человеком. Я знал ее четверть века. И четверть века у нее учился.

Учился тому, что надо защищать права даже тех малосимпатичных людей, которые лично мне совершено не нравятся.

Учился тому, что накануне Нового Года, исполнив и даже перевыполнив свой гражданский долг, нельзя отправляться домой, чтобы наполнить праздничные бокалы, когда твои товарищи по правозащите задержаны. А можно идти домой только тогда, когда их отпустили. Людмиле Михайловне, когда она настояла на освобождении  участников «Маша несогласных» было 85 лет.

Учиться тому, что в любом  возрасте можно работать, сохранять ясное сознание и отвечать за свои слова.

Учиться тому, что здоровье – не помеха тому, чтобы работать 7 дней в неделю.
Учиться тому, что беспощадную критику власти можно, да и нужно сочетать с уважением  к людям во власти, если им удается оставаться честными и  порядочными.
Чему я и мои коллеги учились у Алексеевой, вряд ли опишешь за один трагический горький вечер.

Л.М. Алексеева вышла из состава СПЧ в 2012 году, но в 2015 году вновь вошла в его состав.  Кто–то уже в свои 50 является свадебным генералом, но Алексеева до последнего дня являлась реальным членом Совета.  В СПЧ она входила в состав нескольких комиссий, в том числе и моей ПК -10, Постоянной Комиссии содействия ОНК, пенитенциарной реформе и профилактике преступности.  Участвовать в заседании Комиссии ей было трудно. Я звонил ей, зачитывал решения Комиссии и спрашивал ее мнение. Людмила Михайловна слушала очень внимательно. Часто вносила поправки. Нередко ее восприятие происходящего было более острым, чем у тех, кому казалось, что они знают все.

Много раз мне вместе с Володей Химанычем, А.И. Музыкантским, В.В. Борщевым  посчастливилось  быть у нее в гостях. Своей любимой водкой «Белуга» Л.М. Алексеева потчевала нас, а сама пила морс.  Застолье превращалось в мозговой штурм о том, как действовать в сложной для правозащитников обстановке. И найденные нами за ее столом решения, убежден, помогли многим тысячам людей.

Ее телефон не замолкал никогда. Звонили послы и журналисты, заместители министров и зэки, журналисты и народные ходоки, звонили все, кому было и есть дело до будущего нашей страны.

У Людмилы Михайловны остались незавершенные дела. Их круг огромен. По памяти помню четыре: защита общественных организаций по чиновничьему недомыслию ставшими иностранными агентами,  борьба с пытками в МВД И УИС, защита добросовестных сотрудников от преследования, помилование Игоря Изместьева.

На самом деле незавершенных ею дел намного больше. Долг нашей памяти сделать так, чтобы по каждому из них было принято то решение, о котором мечтала Ю.М. Алексеева.

Мне кажется, что есть два вида правозащиты – правозащита гуманная и правозащита агрессивная. Людмил Алексеева – патриарх и символ именно гуманной правозащиты. Гуманная – это вовсе не добрая или сладкая, а всего –лишь приближенная к человеческой природе.  Алексеева всегда исходила из презумпции доброты и порядочности людей, но ненавидела всё, что было направлено на превращение правозащиты в источник зарабатывания денег.

Про Алексееву должна быть написана книга. Но книга не грустная и печальная, а оптимистическая и жизнеутверждающая, такая, какой была сама Людмила Михайловна.

Я думаю, что нас тех, кто напишет главы для этой книги – многие сотни. Например, полковник ГУВД Москвы Всеволод Николаевич Белкин. Именно он стоял 10 лет назад у истоков общественного контроля  за полицией. А почему? А потому, что 5 – летним мальчиком на даче в Подмосковье познакомился с необычным человеком – тетей Людой.

Сколько таких людей, осененных рукой Людмилы Михайловны, сыграли заметную или выдающуюся роль в истории нашей страны! Наверное, многие из тех, кого мы сегодня вспоминаем добрым словом,  получили созидательный импульс от Л.М. Алексеевой.

Надеюсь, что судьба и взгляды Л.М. Алексеева станут примером для многих и многих миллионов людей.  

 

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter