Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Лекция Елены Панфиловой "Административный ресурс на выборах: найти и обезвредить"

08 Февраля 2012

Владимир Новиков, обозреватель РАПСИ

В пресс-центре агентства РИА Новости в среду состоялась лекция члена президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Елена Панфилова, рассказавшая об опасностях, сопутствующих применению административного ресурса в ходе выборов.

Смотреть лекцию Елены Панфиловой >>>

В своем вступительном слове Панфилова напомнила, что "в мире еще не придумали другого эффективного способа контролировать руководство любого государства, чем избирать и быть избранным".

Мама и папа

В самом понятии "административный ресурс", если вдуматься, нет ничего предосудительного. "Многие из нас чем-то или кем-то руководят. И до тех пор, пока такой ресурс реализуется в рамках действующего законодательства, все нормально", - отмечает Панфилова. По ее мнению, проблемы начинаются, когда своими полномочиями носители ресурса берутся злоупотреблять.

"Если почитать некоторые издания, можно сделать вывод, что административный ресурс – элемент избирательного процесса, существовавший во все времена. Но так ли это?", - задается вопросом лектор.

 

И тут же отвечает – нет, не так. Впервые само словосочетание "административный ресурс" прозвучало летом 1996 года из уст лидера КПРФ Геннадия Зюганова, комментировавшего итоги второго тура президентских выборов, в ходе которых победу одержал Борис Ельцин.

"Через пару лет, в 1998-м, у выражения "админресурс" появилась и "мама" - Ирина Хакамада", - рассказывает Панфилова. Правда, тогда оно применялось при разговорах о судьбах малого и среднего бизнеса, на который давят чиновники. "После этого термин пошел уже гулять по всей стране. В контексте выборов он стал универсальной "страшилкой" - любое явление, которое избиратель не мог объяснить, приписывалось воздействию административного ресурса", - считает лектор.

Тут уместна аналогия с понятием "коррупция": ведь в России, когда люди видят несправедливость или не самые удачные действия власти, они вольно или невольно объясняют данный негатив воздействием коррупционной составляющей. "То же самое – с фальсификациями. Именно этим словом оперируют те, кто в день любого голосования столкнулся с чем-то непонятным", - напоминает Панфилова.

Другое дело, что воздействие на граждан и избирательные процессы при помощи административного ресурса нельзя назвать исконно российской проблемой. "Если общество в какой-то момент перестает контролировать чиновников, кто может подобным ресурсом злоупотреблять, те с радостью пользуются предоставленной возможностью. Причем это актуально не только для Африки или, скажем, Латинской Америки, но и для США с Великобританией", - констатирует эксперт.

Лектор, в частности, напомнила о резонансном и затяжном американском судебном процессе по итогам второй избирательной кампании Билла Клинтона, поводом для которого стал тот факт, что кандидат (занимавший пост главы государства) далеко не всегда оплачивал предвыборные авиаперелеты средствами из официального избирательного фонда.

"В Британии девять лет назад случился не меньший скандал. Но связан он был не с транспортом, а с почтой", - рассказывает Панфилова. Действительно, в 2003 году жители этого государства находили в своих почтовых ящиках листовки-инструкции, как можно голосовать при помощи почтовых отправлений. И пример заполнения избирательного бюллетеня составители памятки продемонстрировали очень наглядный – галочки в инструкциях стояли против названия одной и той же партии. Правящей, как не сложно догадаться. Она же и инициировала составление листовок вместе с их рассылкой рядовым избирателям.

Виды и подвиды

По словам Панфиловой, под административным ресурсом следует понимать использование кандидатом на выборную должность служебных полномочий, а также подконтрольных материальных и людских ресурсов "в нарушение правил отправления государственной должности". "Если сказать чуть проще, речь идет об использовании служебного положения для капитализации своего присутствия во власти", - отмечает лектор.

Она выделила сразу несколько видов такого ресурса.

Во-первых, уместно говорить об институциональном административном ресурсе – когда кандидат, являющийся составной частью действующей власти, вовсю пользуется предоставляемыми этой властью возможностями: задействует прямых подчиненных, доступные ему технику, каналы связи и т.п. "По закону о выборах любой кандидат должен вести собственную кампанию из предвыборного штаба, за функционирование которого не платит налогоплательщик. И как только соискатель нарушает это правило, уместно говорить об использовании институционального админресурса", - считает Панфилова.

Другая разновидность злоупотребления – финансовый административный ресурс. "Речь может в данном случае вестись о прямой раздаче бюджетных средств, товаров, или обещаниях сделать это. Также можно вспомнить о внезапных выплатах из госказны в ходе избирательной кампании – например, в рамках повышения пенсий или пособий", - рассуждает докладчик.

Третий вид властного ресурса – медийный. При его применении административными методами ограничивается доступ к государственным СМИ для отдельных кандидатов. "Или, наоборот, в тех же СМИ можно наблюдать скрытую рекламу кандидатов или партий, близких к действующей власти. Либо же преимущества на государственных медийных площадках предоставляются кому-то одному - других же показывают исключительно в черном цвете", - констатирует Панфилова.

Самый неприятный тип административного ресурса – силовой. Ареал распространения – Африка и Латинская Америка, хотя порой встречается и в континентальной Европе. Речь действительно идет о физических препятствиях деятельности неугодного кандидата – от помех в организации массовых мероприятий до физического уничтожения наглядной агитации, давлении на суды и избирательные комиссии. "Самое неприятное – централизованный прессинг бизнеса, оказывающего предпочтение «неправильному» кандидату", - продолжает Панфилова.

В качестве европейского примера данной разновидности админресурса она приводит ситуацию, случившуюся несколько лет назад в одной из восточноевропейских стран. Все было предельно просто: как только одно из местных предприятий переводило в избирательный фонд оппозиционного кандидата хоть какие-то деньги, к бизнесменам приходили с проверкой десятки чиновников. "В конце концов, коммерсантам это надоело, и они сдались, отказавшись от неудобного во всех отношениях спонсорства", - завершает свой рассказ член президентского Совета по правам человека.

Наконец, имеется и скрытый вид административного ресурса: среди экспертов его принято называть регуляторным. Такой способ заключается в организации выборов под нужны конкретного кандидата, констатирует эксперт. "Я применяю закон – и только меня регистрируют. Я делаю так, чтобы избирком мог помочь только мне. Я вступаю в сговор с должностными лицами, чтобы были приняты удобные мне правовые нормы, которые будут действовать на ближайших выборах", - объясняет суть этой разновидности админресурса Панфилова.

По ее словам, именно по такому принципу строятся выборы в некоторых странах Латинской Америки – "чтобы одному было хорошо, а всем остальным – плохо".

Кто виноват

В ходе лекции Елена Панфилова отметила, что в странах с развитой демократией случаи применения административного ресурса – нечто из ряда вон выходящее. "У нас же им злоупотребляют с завидной регулярностью, и набор соответствующих проблем показывает мониторинг выборов 2003-2004, 2007-2008 и 2011 годов", - продолжает эксперт.

При этом докладчик особо отмечает, что в числе злоупотребляющих совершенно не обязательно оказываются лица, занимающие государственные должности. В качестве примера член президентского Совета привела жалобы представителей одного из региональных отделений "Единой России", рассматривавшихся в ходе думской выборной кампании четырехлетней давности. Единороссы были возмущены поведением чиновников одной из местных администраций, большинство из которых носило в карманах коммунистические партийные билеты.

"Можно также вспомнить жалобы на Союз Правых Сил, один из лидеров которого руководил некогда РАО ЕЭС", - напоминает Панфилова. По ее словам, те, кто использует административный ресурс, не считают это чем-то аморальным: "Если у функционера есть такая возможность, последнее, что он сделает – будет оценивать собственное поведение как некорректное".

Проблемы же, которые порождает повсеместное использование административного ресурса, очевидны.

Во-первых, это постоянное воспроизводство правящей бюрократии и, как следствие, отсутствие политической конкуренции. "Об этом говорит даже наш премьер", - напоминает Панфилова. Действительно, кроме как при помощи выборов каким образом отстранить от должности, скажем, главу муниципалитета, укравшего деньги на детские площадки своего района? Если бюрократия "проросла" в политически-управленческую систему, получается, никак, считает лектор.

Вторая трудность связана с людскими иллюзиями. Например, кандидат, использующий административный ресурс, говорит, что ему это необходимо для "победы над злодеями". "Но нельзя после этого говорить, что, победив злодеев, такой человек немедленно превратится в бескорыстного борца с коррупцией. Так не бывает, и в дальнейшем победитель непременно станет злоупотреблять, но уже должностными полномочиями", - говорит Панфилова.

Третья, и самая растянутая во времени трудность – когда политик уже не может побеждать на выборах без административного ресурса. Причем совершенно не обязательно, что применять его станет сам соискатель выборной должности. "Это может делать и бюрократия рангом ниже – скажем, сгонять на митинги и предвыборные акции подконтрольных бюджетников, либо вставлять палки в колеса кандидатов-конкурентов. Получается, что на своеобразном техническом уровне чиновники ублажают своего начальника, который когда-то давно давал аналогичное указание", - считает эксперт.

Что делать

Бороться с применением административного ресурса на любых выборах можно. Но для этого нужны знания, упорство и вера в собственные возможности.

Применительно к нынешней избирательной кампании, рецепт известен. Елена Панфилова считает, что не равнодушному гражданину надо внимательно ознакомиться с содержанием статьи 41 закона "О выборах президента РФ". Прописанные в ней нормы прямо запрещают все то, о чем упоминалось в ходе первой выборной лекции, организованной РАПСИ.

егда четко отдает себе отчет, что делать с полученным негативным знанием. "Многие говорят, что противодействие бесполезно. Это не так: ведь честные выборы это еще и честный период предвыборной кампании", - напоминает эксперт.

Сейчас есть четыре способа законным путем бороться с админресурсом.

Способ первый – гласность. В ходе своего выступления Панфилова напомнила об инициативе Общественной палаты РФ, которая не так давно открыла специальную "горячую линию". На нее могут обращаться граждане, кого принуждают, к примеру, участвовать в предвыборных акциях. "Запись о таком нарушении в блоге или слезный рассказ друзьям на кухне – ничто", - считает она.

Способ второй – письменная жалоба в избирательную комиссию с требованием проверить соблюдение правовых норм, прописанных в статье 41 закона о выборах президента. "Члены избиркомов всех уровней после каждой предвыборной кампании говорят о катастрофически малом числе реальных обращений. Хотя разговоров о злоупотреблениях год от года все больше", - сетует лектор.

Способы третий и четвертый – соответственно, обращения в прокуратуру и суды. "И надо писать, а не верить заклинаниям, что жалобу положат под сукно и, в конечном счете, завернут. Восточная мудрость гласит: вода точит камень не силой, а частотой падения", - в завершении выступления напоминает Панфилова.

Источник: РАПСИ

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter