Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Глава СПЧ: "Совет и Навальный существуют в разных измерениях". Интервью о новом составе и задачах правозащитников

25 Декабря 2018

Елизавета Глинка, больше известная как Доктор Лиза, и «рожденная революцией» Людмила Алексеева показали всему миру, какими должны быть настоящие правозащитники и как они должны нести "дежурство у черты Вечности". Каждый день они доказывали простую истину — милосердие выше всего, в том числе выше справедливости.

Обе эти великие женщины были членами Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. И их уход, по идее, должен был ослабить СПЧ...

Но на место ушедших пришли другие. Весь Совет обновился на треть. Кто те люди, которые в него вошли? Вправе ли общество требовать от них подвигов, какие совершали их предшественницы, Глинка и Алексеева?

Обо всем этом — разговор члена СПЧ, корреспондента газеты "Московский комсомолец" Евы Меркачевой с председателем Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Михаилом Федотовым.


— Михаил Александрович, новый состав СПЧ — целиком и полностью ваше детище. Как вы выбирали тех, кто войдет в него?

— Прежде всего Совет — детище президента: именно он назначает членов СПЧ, а я лишь вношу предложения, которые потом довольно долго обсуждаются в недрах администрации.

Мне было важно привести в Совет людей, которые его усилят. И в первую очередь я обращал внимание на экспертов высокого уровня. Так попала в Совет Ольга Сидорович, возглавляющая Институт права и публичной политики. Ее организация знаменита многочисленными экспертными заключениями для Конституционного суда. И этот опыт мы рассчитываем использовать.

Так оказалась в Совете и политолог Екатерина Шульман — известный специалист по законотворчеству, а у СПЧ есть функция экспертизы законопроектов. Так попал сюда и судья Европейского суда по правам человека в отставке Анатолий Ковлер. К числу экспертов высокого уровня я могу причислить также бывшего зампреда Высшего арбитражного суда РФ Татьяну Андрееву и бывшего замминистра образования Александра Асмолова. В свою очередь, Светлана Маковецкая из пермского центра «Грани» знаменита среди деятелей некоммерческого сектора как знаток всего круга проблем НКО. Эти замечательные люди способны резко повысить экспертный потенциал Совета.

— А не эксперты там есть?

— Вообще я бы условно разделил новых членов Совета (их 17) на четыре категории. Первая — эксперты. Вторая — люди с активной гражданской позицией, с внутренним огнем. Люди, которые первыми бросаются на помощь другим. Вот это вы, Ева, это Екатерина Винокурова. Третья категория — те, с кем я прошел немало дорог в президентской рабочей группе по увековечения памяти жертв политических репрессий. Они — Кирилл Каледа, Татьяна Марголина, Роман Романов — составят костяк нашей постоянной комиссии по исторической памяти. Но надо понимать, что категории между собой пересекаются. Вы, Ева, одновременно и гражданский активист, и сильный эксперт по работе ОНК (Общественных наблюдательных комиссий по контролю за местами принудительного содержания).

Катерина является столь же ярким экспертом по вопросам деятельности журналистов: она была инициатором создания независимого профсоюза журналистов.

— А четвертая категория?

— Это деятели культуры. В Совете после смерти Даниила Дондурея тема культуры практически зачахла. Мы все любим театр, кино, но, откровенно говоря, культура не является сферой наших профессиональных усилий.

Но мы помним то, чему научил нас Даниил Борисович: именно культура программирует жизнь человека, создавая смыслы, которые дальше уже определяют нашу жизнь, формируют наши представления о мире, о добре и зле. Вот так совершенно естественно возникла идея пригласить в Совет профессионалов из сферы культуры.

И первый, о ком я подумал, — режиссер и одновременно общественный деятель с высоким уровнем гражданского горения Александр Сокуров. Он был до этого в президентском Совете по культуре. Но мне показалось, что в нашем Совете ему будет уютнее. Когда я ему позвонил и услышал, что он готов войти в состав СПЧ, я был несказанно рад. Иметь такого человека в Совете — большая удача и высокая ответственность.

То же касается Константина Михайлова, который представляет Архнадзор. Градозащитники — партнеры правозащитников. Очень важно, строя новую среду, не разрушать старую. Совет время от времени поддерживал эту тему, а теперь с нами целый Архнадзор! Благодаря участию Михайлова наши усилия по сохранению культурного наследия станут, надеюсь, более эффективными.

— Кто еще усилит направление культуры в СПЧ?

— Максим Замшев — главред «Литературной газеты». Молодой талантливый писатель. Кстати, вообще Совет омолодился. Я еще не подсчитывал, каков его «средний возраст», но он явно стал моложе, и это хорошо. И мы рассчитываем на то, что «Литературная газета» будет больше внимания уделять таким вопросам, как развитие гражданского общества и права человека.

В свое время журнал «Искусство кино» — спасибо его главному редактору Даниилу Дондурею — много писал о дискуссиях, разворачивавшихся в СПЧ. Хотелось бы, чтобы «Литературная газета» сейчас подхватила тему. Она ведь была и есть газета для интеллигенции и об интеллигенции.

— В обновленном Совете почти в три раза больше мужчин. Почему?

— Я не обращал внимания на соотношение полов, просто даже не думал об этом. Я застал те советские годы, когда депутатов выбирали по разнарядке — к примеру, от такого-то района надо выдвинуть в депутаты женщину, беспартийную, с неоконченным средним образованием, из сферы животноводства. Я видел эти «сетки», в которых прямо указывалось: избирательный округ такой-то — мужчина, рабочий, член КПСС, образование среднее; а в соседнем округе — женщина, сельский учитель, член ВЛКСМ и т.д. Слава богу, мы от этого ушли.

Я представляю себе Совет как структуру не парадную, не для галочки, а призванную помогать президенту как гаранту прав и свобод человека и гражданина. И кто может лучше помогать — добро пожаловать в Совет! Вне зависимости от того, мужчина или женщина, молодой или пожилой, доктор наук или с высшим неоконченным. Если он может быть эффективен как советник президента на общественных началах — милости просим. Так попали в СПЧ юрист Шота Горгадзе, вице-президент адвокатской палаты Москвы Генри Резник, председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев.

— Часто пишут вам с просьбой включить в Совет?

— Часто. Обычно мы отвечаем предложением поработать в Совете для начала в качестве эксперта или волонтера (сейчас мы думаем о создании института волонтеров СПЧ). Но, как правило, у желающих попасть в Совет нет готовности поучаствовать в нашей работе.

— Как думаете, почему?

— Видимо, им хочется именно статуса, позиции члена СПЧ, который сидит за одним столом с главой государства, задает ему вопросы и высказывает ему свое мнение. Это, безусловно, почетно. Но работа Совета заключается далеко не только в этом.

— Что будет представлять собой институт волонтеров, про который вы обмолвились?

— Будем решать. Пока до этого руки не дошли. Достаточно сказать, что первое заседание обновленного Совета, на котором были сформированы постоянные комиссии и рабочие группы, продолжалось шесть с половиной часов.

— Новый Совет более либерален?

— Он столь же либерален, как и прежде. В Совете доминируют те умонастроения, которые распространены в российской интеллигенции. А поскольку в ней существуют разные точки зрения, то и в Совете все они представлены. И это хорошо.

Я считаю, что Совет — это своего рода симфонический оркестр, в котором председателю принадлежит роль дирижера. Не начальника, не заказчика музыки, а координатора. Дирижер не должен заменять собой все инструменты. Его задача — помогать каждому артисту проявить себя в рамках того музыкального произведения, которое оркестр исполняет.

— Как насчет зубастости Совета?

— Он зубаст. Вообще во всех смыслах хороший Совет.

Мы с первых же дней понесли тяжелую утрату, лишившись Людмилы Михайловны. Нам будет ее не хватать, но будем продолжать ее дело без нее. Совет не станет ни шелковым, ни ручным после ее ухода. Он таким не был и не будет.

— Навальный написал в соцсетях едкий комментарий к одной фотографии, где сидели двое членов СПЧ. Один — адвокат Горгадзе, который защищал Золотова в деле против Навального, вторая — журналистка Винокурова, которой принадлежит ставшее мемом высказывание «Все было хорошо, пока не появился Навальный».

— Совет и Навальный существуют в разных измерениях. Он занимается политической деятельностью, а мы — нет. Политическая борьба, партии — это все за пределами нашей компетенции. Наше — это права человека. А это прежде всего права тех, кому хуже прочих. Это заключенные, бедные, бездомные, больные.

Как было сказано в песенке про Алексееву: «о сирых, убогих, сидящих в тюрьме, о нищих, бездомных, безумных». Вот о ком были заботы Людмилы Михайловны. И наши тоже.

В этом плане мы идем по ее следам и по следам Лизы Глинки. Для Лизы всегда главным было помочь человеку. Для нее это было естественным состоянием души. Если она видела замерзающего, она могла снять с себя куртку, кофту и отдать. Такой была Лиза. Кстати, 25 декабря в 12 часов в Успенском соборе Новодевичьего монастыря митрополит Ювеналий отслужит панихиду по Доктору Лизе. Надеюсь увидеть в храме многих членов Совета. И не только их.

— Такими должны быть все члены Совета?

— Требовать этого от них я не могу. Но я знаю, что все члены Совета готовы помогать. Не всегда, увы, эта помощь бывает действенной. Мне совершенно не стыдно за то, что Совет сделал, но мне стыдно за то, что он не сделал, не сумел, не успел сделать. Но мы же еще продолжаем нашу работу. Так что все впереди, прорвемся!

Источник: МК

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter